ГЛАВНАЯ - ОБЗОР НОВОГО НОМЕРА - ВЫШЕДШИЕ НОМЕРА - ГАЛЕРЕЯ - ЦЕНЫ - КЛИЕНТАМ - КОНТАКТЫ - ПАРТНЕРЫ - ФОРУМ
 

Авантюристы

 

Текст и фото: Михаил Манушкин



















 

Эта история — об экспедиции летом 2007 г. на машинах и морем. Морская часть похода проходила на резиновых лодках по побережью северного Приморья и Хабаровского края. Цель экспедиции — посетить север и порыбачить на реках Тохтинке (Хабаровский край, севернее мыса Золотой), Самарге, Венюковке, Кабаньей, Пее.

Состав команды: Сергей Митягин, Олег Шинкоренко, Антон Соломатин (Терней) и автор этого материала.

Изначально в эту экспедицию собиралось много людей — не менее 5–6 лодок. Старт намечался из Тернея, с заходом во все перечисленные реки и последующим возвратом. Но в мае 2007-го планы изменились. Кто-то не смог участвовать, а Игорь Ольховский приобрел во Владивостоке 14-метровую деревянную шхуну, приспособленную для комфортных длительных переходов. Судно на дизельной тяге, а если совсем плохо, можно поставить паруса.

Данному «пароходу» с названием «Одиссей» предстоит эпопея — переход из Владивостока на Шантарские острова. А нас осталось трое: Сергей Митягин, Олег Шинкоренко и автор этой статьи. Было принято решение идти тремя плавсредствами. Также были внесены и коррективы в маршрут, обеспечивающие прохождение до конечной точки — реки Тохтинки. Точкой старта был избран поселок Светлая в связи с возможностью захода в реку с одноименным названием судна Игоря. Параллельное участие в экспедиции «Одиссея» облегчало нам задачу перевозки топлива и лодок, а также прочего скарба. Было принято решение о переносе старта на начало июля.
В начале июля завозим на Моргородок, где базировался «Одиссей», топливо и лодку Сергея «Лидер-340» с мотором «Ямаха-15», а также два «Тохатсу». Так как Игорю и его команде идти до Светлой значительно дольше, чем нам ехать, решаем выезжать на следующий день, предварительно созвонившись по спутниковому телефону. Игорь должен был позвонить из поселка Моряк-Рыболов или из Преображения.

На следующий день я выехал в Уссурийск, чтобы присоединиться к Сергею и Олегу. Мы должны ехать двумя машинами в Светлую, предварительно дождавшись звонка Игоря с сообщением о прохождении контрольной точки. Встречаемся около гаража Олега. И тут раздается звонок. Произошла нештатная ситуация: на «Одиссее» лопнул вал гребного винта, отремонтировать нельзя. Они в километре от берега между Преображением и поселком Моряк-Рыболов, потеряли ход, их тащит на скалы. В авральном режиме накачивают «Лидер-340» и пытаются установить мотор, но нет соединительного шланга межу мотором и топливным баком. Механик пытается присоединить обычный резиновый шланг, а тем временем до рифов остается 500 м. Выхода нет, надо ставить парус, которого тоже нет. Натягивают двуспальное одеяло и молят Бога, чтобы механик не подкачал, применив всю свою смекалку.

Прошло два часа. Звонок! Собрали-таки лодку! Они находятся в поселке Моряк-Рыболов. Мы опять меняем планы. Олег должен выезжать в Терней к Антону и ждать нас там. Мы же с Сергеем на следующий день рано утром выезжаем в Моряк-Рыболов, чтобы снять все вещи с «Одиссея», необходимые нам для экспедиции. Спустя несколько часов добираемся до поселка и видим «Челюскин» Игоря.

Игорь нас огорошил: нашли токаря, который точит вал, — поход продолжается. Наши пути расходятся — они продолжат бороздить моря, мы же направляемся в Терней. Олег уже там с Антоном. После Тернея все идет гладко. Доехали до заставы на реке Светлой, собираем лодки, выгружаем часть вещей. Рация постоянно на приеме. Позывные Игоря! Он сообщает, что заходит в реку.

Едем на причалы, Игорь с командой где-то там. Радость от встречи огромна! Нам предлагают идти до Тохтинки на шхуне, но у нас с Антоном собрана лодка, загружен водомет, да и настроились уже. Решаем идти одни до Тохтинки — по прямой 150 км. В путь!

Курс на север. Погода замечательная, практически штиль, красота вокруг! Прошли прилично, надо заправляться. Решаем совместить это дело с рыбалкой на Кабаньей. На подходе к устью замечаем огромные стаи горбуши. Заходим в реку — есть улов! Подходят местные и спрашивают: «Деда не видели на лодке железной?» Я говорю: «Нет». Мы не придали этому значения и пошли дальше.

И вот красочно расписанная Сергеем Тохтинка, шикарный песчаный пляж в устье. Высаживаемся. Здесь мы будем ждать «Одиссей». Выгружаем и разбираем вещи. Выясняется, что у нас нет палатки и спальников.

Хочется порыбачить. Заходим в реку, если так ее можно назвать. Устье шириной 3–4 м, дальше расширяется и приобретает спокойный характер. Красота неописуемая, над берегами нависают ярко-зеленые деревья.
Развели костерок на пляже. Антон готовит ужин, я беспрестанно мучаю рацию. Ответа нет. Я беспокоюсь за ребят, а также за то, что у нас нет крыши над головой.

Уже собираемся ко сну, когда рация оживает голосом Игоря: «Зодиак», на связь! Мы на траверзе Тохтинки!» Видим выползающую из-за мыса шхуну. Они кладут якорь на безопасном от берега расстоянии. Сталкиваем с Антоном «Зодиак» и идем к ним. Сделали пять или шесть ходок, перевезли все вещи. Завтра нас ждет первый совместный день на реке.

Наступило утро. Переход до самой долгожданной реки не занял много времени. Самарга! В 100 м от устья большой затон, заканчивающийся уютной гаванью. От морского ветра защищает высокая коса — идеальное место для лагеря. Встаем. Сергей остается в лагере, мы меняем винт на водомет, желая подняться по закоряженному, со множеством русел устьевому участку на разведку и поймать пару рыб, что мы и сделали. Что характерно, отлично работала «пятерка» Blue Fox, с медным лепестком, черными полосками и оранжевым сердечником.
Затем отправились на самую необычную реку этого похода — Венюковку. Под шум волн цвета свинца мы неспешно двигались вперед, созерцая красоты побережья. Переход значительно больше, чем Тохтинка — Самарга.

Подходим к устью Венюковки. Пытаемся по GPS определить устье. Устья нет! Подходим в точку, где отмечено устье, высаживаемся на берег и видим, что оно закидано галькой и песком. Пройти в реку нельзя. Что делать? Лодки разгружать долго, поэтому решили прокопать устье. Поработав полчаса и дав воде небольшой ток, убедились, что вода камень точит. Устье размыло в считаные минуты, освободив нам проход в реку.

Мы решаем отправиться на разведку верховий реки. Река достаточно глубокая, идеально чистая вода, видны все коряги на дне, оставленные прошлыми наводнениями. Яркий солнечный день, стоит такая жара, что хочется окунуться, но вода в реке ледяная.
Идем вверх по реке, проходя замечательные плесы, перекатов пока нет. На повороте реки видим шикарную яму и решаем ее прокидать. Мечем блесны, шнуры свистят — улова нет. Олег берет совсем нереальную блесну: цвет ее невозможно описать — сине-серо-оранжево-стальной с отливом зеленого, вес не меньше 60 г. Делает мощный заброс, тащит, кричит: «Есть!» и вытаскивает отличную симину килограмма на три.

Решаем продвинуться вверх насколько возможно, река сузилась, берега давят слева и справа, деревья нависшими ветвями так и норовят дать пощечину. «Зодиак» скользит по водной глади, мягко проскакивая мелкие перекаты и уворачиваясь от коряг, вверху река приобрела опять вид болота, дальше идти невозможно — река вся в корягах. Решаем двигать на базу — впечатлений и так через край.

Следующее утро, нехитрые сборы. Нам предстоит легкий переход — идем на Кабанью, заходим в устье — идеально. Вода чистая, как слеза. И рыба клюет.

Идем с Антоном на разведку. Едем на водомете. Впереди перекат глубиной 20 см. Пару раз ударившись заборной решеткой о торчащие камни, с ревом несемся вперед. Медведи в ужасе разбегаются, ломая ветки, — рев такой, как будто мотоцикл без глушителя.

Мы возвратились в лагерь и увидели в море на горизонте одинокую лодку непонятной конструкции. Через час видим, что она не сильно удалилась. И тут мы стали припоминать, что нам на Самарге охотники рассказывали, будто бы на мысе Золотой видели старика на непонятной железной лодке, который якобы из Комсомольска-на-Амуре плывет на веслах. Решили проверить эту байку.
Вскоре мы были уже возле этой чудо-лодки. И точно, старик на веслах шел в сторону Светлой. Познакомились с ним. Далее рассказ с его слов.

Виктор Васильевич Потомец, 67 лет. Родился во Владивостоке. Проживал последнее время в Комсомольске-на-Амуре. Стартовал в поход в прошлом году, а именно 5 мая 2006 г., из города Комсомольска-на Амуре на железной лодке под веслами! Мотора нет. Гребет второй год. Мы встретили его в июле 2007-го! Кое-как уговорили его переночевать у нас в лагере и рассказать всю историю про этот поход.

Поход это он задумал давно. Сначала был план  пройти по кругу с возвратом в Комсомольск. Для этого ему нужна была резиновая лодка под веслами: он планировал идти по Амуру, потом по Амурскому лиману, далее — Татарский пролив, потом по Японскому морю до Максимовки. Потом лодку на себя — и пешком до Бикина через водораздел и сплавом по Бикину, потом по Уссури, далее по Амуру в Комсомольск. Наш вопрос: «Так там же граница с Китаем по Уссури и Амуру идет?» — его нисколько не смутил:

— Чего об этом говорить, все равно я не нашел резиновую лодку.
Далее он рассказал, что решил уговорить мужика отдать ему за копейки лодку «МКМ» 1973 г. выпуска (!), которую тот использовал под воду вместо бочки. Получив наконец-то плавсредство, он стал его готовить на переход до Приморского края. Переклепал, залил гудроном и перевез в нее все свои вещи, зимние и летние. То есть в лодке у него было все его имущество!
Старт произошел, как говорилось выше, 5 мая 2006 г. Поздней осенью поход закончился по причине скорой зимы и сезона штормов. Лодка зимовала у рыбаков в устье реки Коппи. На следующий год он смог выйти только в июне из-за болезни.

Что такое лодка «МКМ»? Эти лодки сняли с производства по причине убогости. У них были прозвища «утюг», «перевертыш». Под мотором она не идет, потому что корма хочет уехать вперед. Когда дует ветер, тоже корму разворачивает. Виктор Васильевич пробовал идти под парусом, получалось, но только задом наперед. Остается одно: идти под веслами в хорошую погоду. Так как хорошая погода в основном только по ночам, то Василич ночью в основном и ходит. Приборов нет вообще никаких. Ориентируется по звездам и солнцу. Карты есть только масштаба 1:2 000 000. Часов тоже нет.

— Да были у меня часы, — рассказывает Виктор Васильевич, — я купил себе с пенсии сотовый телефон, так в нем и смотрел время первую неделю. Включу, посмотрю время, выключу. Но проблема с ним произошла: батарейка через неделю села.

То, что ее надо заряжать хотя бы раз в несколько дней, ему не сказали в магазине. Телефон у него был, он нам его показывал, а вот зарядить мы его не смогли, так как не было нужной зарядки.
Как я уже писал, лодка изначально была сделана им под парус, но по причине того, что при ветре лодка шла как хотела, но только не передом, мачта в походе была спилена. Парус был обменян на питание в рыбацкой деревне. Также в течение этого длительного похода из лодки он много чего менял на продукты у рыбаков (что именно, мы не уточняли).

На вопрос, какая задача, куда надо дойти, был ответ: «Докуда дойду. Это поход в один конец. Хотелось бы дойти до Глазковки и там перезимовать, а там видно будет. А так, где лодка утонет, там и буду зимовать, если сам не утону, конечно. Вообще, она должна была утонуть несколько раз, но мне везло»

 


Мы слушали и не верили своим ушам, что такое возможно… Попадал Виктор Васильевич в шторма не раз, но самое серьезное происшествие — когда его отжимным ветром отнесло в открытое море. Это было в 2007 г. Резко задул отжимной ветер, и лодку стало уносить в открытое море. Уносило сутки. Потом сутки море еще штормило, но затем ветер поменялся и стал дуть в сторону берега. Пришлось чинить отпиленную мачту, сшивать два солдатских одеяла, делать что-то типа паруса и задом наперед двое суток идти к берегу под попутным ветром. Итого в море болтало четверо суток. Не спавшего, не евшего, обессиленного, его выкинуло на берег в районе Северного (мыс это или еще что-то, мы не поняли из рассказа). Лодку в прибойной волне кинуло на камни, она получила две пробоины и затонула. Но тут, на его счастье, на берегу был одинокий домик, где нес вахту забытый Богом (вернее, рыбаками) парень-отшельник, который деда нашего спас и помог вытащить лодку. Потом Василич отлежался, отремонтировал лодку и пошел на веслах дальше…

У Виктора Васильевича это уже третья лодка. Первую он утопил в Азовском море, когда так же под веслами пересекал его. Уже силы покидали в воде, когда его подобрал случайный корабль. Вторая лодка разбилась и утонула у берегов Сахалина. Про третью он думает, что она утонет в Японском море.

Раньше он занимался пешими походами. Ходил пешком через Саяны и Алтай. Получил первый инфаркт и чуть не умер, когда перепарился в радоновых источниках. Не знал, что это вредно для сердца.

Чуть не погиб в верховьях Абакана. Ходил пешком, где Агафья Лыкова живет (думаю, все об этой семье староверов знают). И вот у него в тайге росомаха утащила рюкзак со всеми продуктами, спичками и теплой одеждой. Говорит, когда идешь пешком, одет налегке, все теплое в рюкзаке. До ближайшего населенного пункта 280 км. Еды нет, спичек нет, теплой одежды нет. Несколько раз в пути терял сознание от голода, обморозился, но смог выйти к реке, где ему опять повезло, потому что по реке поднимался на лодке охотник, который забрасывался на зимовье с продуктами. Это был его единственный шанс, и ангел-хранитель ему помог. Охотник выходил Василича, но зато старик перенес на ногах второй инфаркт (как потом врачи сказали). Далее охотник вывез Василича к геологам, где дальше его вертолетом переправили в больницу.

Много чего интересного нам удалось вытянуть в тот вечер у костра. Узнали про мечту его.
— Была бы у меня лодка «Крым-2», я бы в Австралию рванул.
— На веслах, что ли?
— Ну, не только на веслах, я бы парус сделал. «Крым-2» — это круто.
— Да ну, это нереально.
— Да вы на карту гляньте, там же все в островах. От острова к острову, и так до Австралии тихими шажками и дойдешь.

На мой вопрос, почему у него нет даже компаса, Василич ответил, что хотел купить компас, но, когда пришел в магазин в Комсомольске, где они продаются, ему дали несколько штук на выбор, а они все север показывали в разных направлениях. Решил не брать.

Василич узнал, что до Светлой ему идти около 50 км. Улыбнувшись, он сказал: «Всего двое суток грести, при хорошей погоде я скоро буду в Светлой». На наши уговоры взять его на буксир он ответил, широко улыбаясь: «А я на пенсии и никуда не тороплюсь, до зимы еще далеко».
Когда расставались с ним, то, конечно, поделились продуктами, я отдал все свои карты побережья Приморского края масштаба 1:200 000, чему он был искренне рад. Пожелали друг другу семь футов под килем и тепло попрощались.

P. S. Больше мы его не видели и ничего про него не слышали. Мы потом были несколько суток на реке Пее, а когда прибыли в Светлую, то никто про этого старика не слышал: ни рыбаки, ни пограничники. Мы сильно переживали по этому поводу, так как буквально через сутки после нашего расставания был сильный шторм, а бухт до Светлой для укрытия нет вообще. Но нас успокаивало то, что он нам говорил: у него есть ангел-хранитель, и без него он мог погибнуть уже сто раз.

(Продолжение в следующем номере.)

Отдых в Астрахани очень популярен среди жителей из центральной полосы России. В эти края каждый год приезжает множество рыболовов и охотников не только из Воронежа или Москвы, но даже из Питера! Рыболовные базы на Ахтубе в Астраханской области знамениты трофейными уловами сома, судака и жереха. Приезжайте и убедитесь сами!  
ГЛАВНАЯ - ОБЗОР НОВОГО НОМЕРА - ВЫШЕДШИЕ НОМЕРА - ГАЛЕРЕЯ - ЦЕНЫ - КЛИЕНТАМ - КОНТАКТЫ - ПАРТНЕРЫ - ФОРУМ
© ASTYLO Publishing Co. Ltd., 2006     e-mail: astylo@gmail.com
Перепечатка и использование материала допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
 
 
 
About TourEast Magazine About TourEast Magazine