ГЛАВНАЯ - ОБЗОР НОВОГО НОМЕРА - ВЫШЕДШИЕ НОМЕРА - ГАЛЕРЕЯ - ЦЕНЫ - КЛИЕНТАМ - КОНТАКТЫ - ПАРТНЕРЫ - ФОРУМ
 

Заметки туриста-парусника

 

Текст: Александр Корецкий






 

Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить дважды. Марциал

Много лет я состоял смотрителем ливней и тайфунов, туманов и штормов, был инспектором если не парохода, то своего маленького парусника. Я исходил на своем паруснике воды Южного Приморья вдоль и поперек. Заглядывал в самые дальние и укромные уголки, одно название которых звучит как прекрасная музыка: залив Китовый, островок Опасный, бухта Успения. Каждое лето я посещал все новые места и как бы повторно открывал морские просторы Приморья.
Иметь в своем распоряжении даже небольшое судно непросто. Тут надо самому во все вникать: быть и штурманом, и капитаном, и плотником, и матросом, и судовладельцем! Подобный труд заставляет человека напрягать все свои способности и требует универсальных познаний.
Когда-то я решил, что залив Петра Великого будет неплохим местом для поисков приключений. Здесь много островов и удобных бухт, в которых можно спрятаться от ветров, и это сочетается с невыразимыми красотами побережья.

Я начинал дело без обычных в таких случаях капиталовложений. Лет двадцать назад мне посчастливилось купить по сходной цене списанный на дрова фолькбот, и я горячо взялся за его восстановление. Наконец отреставрированная яхта была спущена на воду. Какое получилось ладное, красивое суденышко! Борта сверкают белой краской, а дубовый румпель, отполированный и отлакированный, стал настоящим украшением верхней палубы. Не хуже было и в каюте. Ясень и сосна, покрытые лаком, радовали глаз и душу, а удобная газовая горелка на карданном подвесе стала моим камбузом. Спальные места, может быть, не слишком удобные, но я привык обходиться малым.

Моя яхта имела каюту 2x2 метра и небольшой форпик — носовое помещение для хранения парусов и как спальное место. Для отреставрированной яхты я взял название Sentosa, что в переводе с малайского — «остров спокойствия». Предыдущее мое судно называлось «Фиджи», а самое первое — «Черепаха».

После ходовых испытаний, подтвердивших хорошие мореходные качества лодки, я закупил провизию, запасся пресной водой и топливом для предстоящего похода. Когда наступил этот долгожданный день, стояла отличная погода. С попутным свежим ветром мы отправились к полуострову Гамова, в бухту Витязь…

Итак, Sentosa на плаву. Теперь на ней можно обследовать местность на сотни миль вокруг! Где бы я ни бросал якорь — у острова Аскольд или в бухте Витязь, — я оказывался в центре прекрасного пейзажа. Я обнаружил множество мест, как нельзя более подходящих для якорной стоянки. Иногда это было не так далеко от города, например на острове Рейнеке. В другой раз это было на мысе Гамова или в лагуне островка Опасный, что в шести милях к югу от бухты Валентина.
«Как здесь здорово!» — говорил я себе и проводил там два часа, сутки или неделю. И чувствовал себя счастливцем и богачом. Бухта Сивучья меня пленила своей уединенностью. Ни населенных пунктов, ни дорог поблизости — и роскошные песчаные пляжи, тянущиеся на многие километры.
Восхищают своей красотой скалистые обрывы островка Фальшивый, великолепны виды, открывающиеся с Голубиного утеса, расположенного южнее скалы Бутакова.
Чтобы насладиться красотой, я готов был стоять здесь неделями с одним лишь желанием — смотреть и таким образом превратить бухту или остров в свою собственность. И я всю жизнь буду обходить на паруснике свои угодья.

Когда я немного свыкся со своей новой лодкой, я стал проводить на ней не только дни, но и ночи. Даже в самую дождливую погоду я чувствовал себя счастливцем, т. к. в каюте всегда сухо, тепло и чайник тянет свою песенку на плите. Нет плохой погоды, если ты отдал якорь в надежной уютной бухте.

Обычно в многодневном походе вокруг меня достаточно пустынно. Я всегда стараюсь забраться подальше от города. Кажется, что все наши пути по морям исхожены нашими предшественниками. Да, это так. Но мой мир я открываю для себя впервые.

Многие мои знакомые имеют современные скоростные катера, но я-то знаю, что быстрее всего путешествовать под парусом. А что касается знакомства с бухтами и заливами, тут им вовсе за мной не угнаться. Ветер бесплатно доставит меня в любой район, стоит только настроить паруса.
Иной раз в конце лета, когда ветер благоприятный, я покидаю гавань, держа курс на юг — к островам Антипенко, Сибирякова, полуострову Клерка или мысу Гамова. Везде есть укромные бухточки, в которых хорошо стоять при свежих северных ветрах, а через два или три дня, когда ветер изменится, можно вернуться в родную гавань. Тут есть некоторая неопределенность, ибо яхтсмен знает, когда выйдет из порта, а ветер диктует, когда он придет в гавань. Бывает так, что ветер пропадает. Тогда направляешься к ближайшей бухточке. Штиль... Плавное покачивание расслабляет и погружает в покой. Грезишь о чем-то, голова ясная. Говорит ли это душа? Или мир? Или Бог?

Однообразие жизни утомляет. А на пути, каким бежит парусник, встречаются буря и тихий солнечный день, соседствуют будоражащее ощущение скорости и невозмутимое плавание по гладкому морю при легком дыхании бриза. Бывает, что эти перемены происходят в течение нескольких часов, а то и считаных минут. Ведь море непредсказуемо. Плавание под парусом — это как многократное нескончаемое представление, которое никогда не теряет новизны. Часы и дни, проведенные в море, нельзя вычесть из моей жизни. Напротив, они были дарованы мне сверх отпущенных.

(Продолжение в следующем номере.)


ГЛАВНАЯ - ОБЗОР НОВОГО НОМЕРА - ВЫШЕДШИЕ НОМЕРА - ГАЛЕРЕЯ - ЦЕНЫ - КЛИЕНТАМ - КОНТАКТЫ - ПАРТНЕРЫ - ФОРУМ
© ASTYLO Publishing Co. Ltd., 2006     e-mail: astylo@gmail.com
Перепечатка и использование материала допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
 
 
 
About TourEast Magazine About TourEast Magazine